Новости
10 августа 2017, 01:06

Сергей Двуреченский: «Было бы преступлением пустить «Серегово» под нож экскаватора»

Меньше месяца осталось до завершения программы переселения из ветхого и аварийного жилья. Успеет ли Коми к назначенному сроку, что нужно сделать, чтобы расселение авариек не «буксовало» впредь, а также о том, что происходит сейчас с новыми корпусами санатория «Серегово», «Республике» рассказал первый заместитель министра строительства, тарифов, жилищно-коммунального и дорожного хозяйства Коми Сергей Двуреченский.

– В плане выполнения программы переселения из ветхого и аварийного жилья Коми долго была в аутсайдерах. Сейчас ситуация вроде бы выправилась, но точно ли республика успеет построить все дома в срок, времени ведь осталось совсем мало?

– Судите сами: к лету 2015 года программу выполнили всего на пять процентов. В связи с арестом руководства республики, возбужденными уголовными делами программа в полной мере не работала. За последние два года проделали колоссальную работу, в результате чего выполнение программы в августе составило 85 процентов. То есть, получается, с 2013 по ноябрь 2015 года – пять процентов, а потом за 20 месяцев – 80 процентов. Такими темпами к моменту подготовки отчета, к середине октября, Республика Коми планирует завершить выполнение программы.

– Что, по-вашему, нужно делать в дальнейшем, чтобы не допускать срывов подобных жилищных программ?

– Чтобы все нормально заработало, нужно отстроить систему кадров, потому что есть категория сотрудников, которые привыкли не на конечный результат работать, а отписками заниматься. Будем все это искоренять. Не нравится работать? Идите, читайте объявления на заборе, может, там для себя подходящее дело найдете. Тем муниципалитетам, что хотят помощи, будем помогать. К тем, кто не хотят, но сами не справляются, приезжать и разбираться. Ведь помимо всего прочего за любой программой живые люди, они будут оценивать, как мы работаем.

Для меня важно, чтобы люди спасибо говорили, а не упирались, не желая переселяться в эти новые дома. Я их прекрасно понимаю, потому что, заходя в любую квартиру, я оцениваю, а готов ли я сам в такой жить. А вообще есть мысль, что в дальнейшем, при реализации таких программ, не надо, чтобы муниципальные власти за это отвечали. Есть республиканская служба заказчика, вот пусть она все это и контролирует, строит, принимает, а потом уже передает готовые дома в муниципальную собственность. Это, кстати, и по финансам дешевле выйдет, если заниматься этим будет одно учреждение централизованно. Когда люди четко знают, чем они должны заниматься, и нет никаких препон – любая программа работает. А не так, что один бежит туда, другой сюда, специалистов компетентных не хватает, а потом выясняется еще, что тот сотрудник, что документы по приемке объекта подписал, на следующий день уволился. От такого возникают определенные вопросы. Очень грустные. С Нового года, после того как пройдет реорганизация министерства, думаю, будем готовить реестр специалистов в строительной отрасли по республике, и если человек где-то недобросовестно отработал, будем вносить таких людей в черный список, чтобы они впредь не попадали в организации, которые отвечают за качество строительства.

– Не опасаетесь, что слишком большой черный список получится?

– Нет. У нас хватает порядочных людей, хороших специалистов, просто их нужно отыскать, заинтересовать. Люди в республике живут прекрасные. А та категория, что палки в колеса ставит ради своего пиара, которым что ни сделай – все плохо, так нельзя же по ним весь регион в целом оценивать.

– В этом году расселят дома, признанные аварийными до 2012 года. Но развалюх, к сожалению, меньше не становится, одни дома сносят – другие ветшают.

– Я вот смотрю на Сыктывкар, и у меня желание часть города застроить заново. В этом направлении мы работаем, ищем нормального инвестора, чтобы хотя бы «деревянные» кварталы привести в божеский вид. Поэтапно переселить людей, снести дома, построить новые, а также – всю социалку, то есть детсады, школы, медучреждения.

– А в других городах? Тоже микрорайоны под новую застройку уже присмотрели?

– Есть такое, но не везде, конечно. Строить новое жилье нужно, если оно будет востребованным, там, где идет отток населения, это делать нецелесообразно. Смотрим сейчас, что и где можно сделать. Лучше существующий жилфонд в порядок привести – сделать капремонт, реконструкцию. В Воркуте очень много пустующих зданий, крепких, из железобетона. И жилья там явно больше, чем необходимо. Лучше озаботиться вопросом, как сделать так, чтобы люди оттуда не уезжали. А для этого нужно в первую очередь промышленность развивать. Но это с наскока не сделаешь, нужны серьезные инвесторы.

– Как обстоят дела с санаторием «Серегово»?

– Занимаемся им вплотную. Сейчас у меня туда эксперт должен отправиться, пока на визуальное обследование, потом будем делать программу для инструментального. Будем разделять работу на два этапа. Во второй половине 2018 года планируем ввести в строй основные корпуса, жилой дом для сотрудников, объекты инженерии. Чтобы люди уже могли приезжать туда лечиться.

– Есть мнение, что все эти корпуса уже проще снести, чем до ума довести.

– Не согласен. Такие деньги вложены, преступлением было бы все это под нож экскаватора пустить. Там ведь основная проблема в том, что стройка затянулась на десятилетия, а окончательного проекта, прошедшего госэкспертизу, насколько я понимаю, так и не сделали. Стройка то возобновлялась, то останавливалась, за это время нормативная база менялась, и то, что построили, переставало современным требованиям соответствовать. Приходилось переделывать, подгонять. Сейчас мы в первую очередь будем причесывать проектную документацию, а реальных работ там не такой уж большой объем остался. С водозабором вот нужно разобраться.

– А с водоотведением? Уже удалось решить проблему с утилизацией солевых растворов, которые будут использовать в лечебных ваннах? Их ведь в обычную канализацию сливать нельзя.

– А это мы как раз на второй этап и выводим, на 2020-2021 годы. Грязями можно будет пользоваться уже после завершения работ по первому этапу, насчет ванн с минеральной водой тоже есть идея – пока собирать использованную воду в емкости и вывозить на утилизацию. А потом будем решать вопрос с ее утилизацией на месте – искать пустоты в грунтах, строить водовод, насосную станцию.

Я считаю, что не надо кивать на дяденек, которые были до тебя, – «это они, негодяи, все испортили, а я ни при чем», а нужно просто взять и сделать все нормально. Что имеем – то имеем, с этим и работаем.

– Как вы оцениваете строительную отрасль в Коми в целом?

– Она отсутствует.

– Все так плохо? Отчего же тогда в том же Сыктывкаре так много новостроек?

– Новостроек много, потому что кризис отступил более-менее, и цена на жилищном рынке стабилизировалась. Когда идет подъем спроса на жилье, соответственно, строительная отрасль реагирует, начинает возводить дома в большом количестве. Сейчас такой период. А потом спрос насыщается, рынок падает, и остается очень много невостребованного жилья, и опять жилищное строительство до поры замирает. Беда в том, что в строительной отрасли Коми остались фактически только компании, занимающиеся коммерческой недвижимостью. И в торгах по проектам, которые интересны региону – строительство детсадов, школ, других социальных и промышленных объектов, – они не участвуют. Им это по деньгам неинтересно. Приходится искать подрядчиков за пределами региона. Возьмем ту же школу в сыктывкарском микрорайоне Орбита. Местные подрядчики на нее пойти не захотели, кроме тех, кто инженерией занимается. В результате мы эту школу доделываем уже в ручном режиме. Привлекли «Ростелеком» с финансами, чтобы до конца года достроить. Это уже дело чести, чтобы народ на нас косо не смотрел.

Проблема строительной отрасли Коми еще в том, что фактически не налажено производство своих стройматериалов, а завозить очень дорого, учитывая размеры республики.

– В Коми лесоперерабатывающая промышленность каждый год оставляет очень много отходов – опилки, щепу и прочее. Почему бы не наладить производство стройматериалов из такой древесной некондиции, тех же арболитовых блоков?

– Вот, кстати, да. Сейчас думаю над этим вопросом, как привлечь инвесторов, чтобы поставить такое производство. Хотя в общем-то я сторонник кирпича, чтобы если уж строить дом, то с расчетом не на двадцать лет, а на сто. Но фанера, ДВП и арболит в строительстве тоже необходимы.

– Вы работаете в Коми около девяти месяцев. Как в целом впечатления от региона, от работы в северных условиях?

– Да я привык на северах работать. В Сибири родился и работал там – в Красноярске, Норильске, еще на Урале. В каком-то из местных СМИ вычитал, что я, оказывается, «бизнесмен из Липецка». Вот во многих городах работал, а как раз в Липецке и не был ни разу. И бизнесменом тоже не был. Сама республика мне понравилась: природа шикарная, люди прекрасные, а уж терпение у них какое – за такое впору памятник ставить. По менталитету здешнее население схоже с сибиряками. Я понимаю, что меня здесь все пока равно как пришлого «варяга» воспринимают. Но я себя пришлым не считаю. Для меня Родина – одна. И буду выполнять все задачи, которые передо мной стоят, в каком бы месте России я ни жил.

– Долгосрочные планы уже построили?

– Да, дорогами хочу заняться вплотную, объехать все на машине, лично оценить. В Удорский район надо обязательно съездить, наслышан про тамошние дороги. В Печору уже на машине ездил и еще собирался, но сказали, «сейчас лучше не надо, не пролезешь». Ну в конце сентября – начале октября, наверное, поеду, когда введут участок от Малой Перы до Ираеля. Там компания «Автобан» сейчас реконструкцию участка заканчивает, работают хорошо, они из ХМАО, знают, как надо строить дороги на севере. С дорогами ситуация, конечно, сложная. Я понимаю, когда населенный пункт стоит в трех-четырех километрах от большой автодороги и этот отрезок – грунтовка. Но когда десятки километров на основной трассе без асфальта – разве это нормально? Надо все комиссионно оценить и добиваться денег у Федерации на наши дороги, у региона в бюджете на это точно денег нет. Есть и другие проблемы, с детскими садами, школами. Но я думаю, что любой регион можно привести в порядок, если работать на совесть, а не грести себе в карманы.

Беседовала Анна ПОТЕХИНА

Двуреченский Сергей Владимирович, родился 9 апреля 1964 года. Образование – высшее. В 1997 году окончил Камский политехнический институт по специальности «Промышленное и гражданское строительство», присвоена квалификация «инженер-строитель». В 2014 году – ФБГОУ ВПО «Сочинский государственный университет» по специальности физическая культура, спортивная тренировка и адаптивная физическая культура, присвоена квалификация. 

С апреля 2006 года – ООО «СК-Рест», производитель работ. С июля 2011 года – ФГУ «Управление спортмероприятий», главный специалист. С декабря 2012 года – ООО «Промсервис», первый заместитель генерального директора. С апреля 2016 года – НАО «Центр «Омега», заместитель директора дирекции, начальник отдела.

С 28 ноября 2016 года – заместитель министра строительства, тарифов, жилищно-коммунального и дорожного хозяйства Республики Коми.

С 1 июня 2017 года назначен первым заместителем министра строительства, тарифов, жилищно-коммунального и дорожного хозяйства Республики Коми.

comments powered by HyperComments












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg